Главная

Ярослав

Главная
История
Киевская Русь

Владимир
Ярослав
Мономах
Хронограф

Карта

Расцвет Киевской Руси




Назад...   Далее...

Святополк Окаянный

У Святослава было три сына, но у Владимира целых тринадцать, что предвещало кровавые разборки за киевский стол. Правда, несколько сыновей "благоразумно" умерли ещё раньше отца (Вышеслав, Изяслав, Всеволод, Станислав, возможно, Позвизд, о котором вообще ничего не известно и, возможно, ещё один Мстислав, который умер во младенчестве, если вообще существовал, а не был плодом ошибки в летописи), но претендентов на трон всё равно оставалось слишком много, и их "поголовье" стало быстро уменьшаться. Буквально через неделю после смерти отца был убит Борис, князь ростовский. Борис был одним из младших братьев и, следовательно, не мог претендовать на трон, но ходят слухи, что незадолго до своей кончины Владимир собирался передать престол, вопреки установившейся традиции, именно ему, любимому сыну, рожденному в христианском браке. Во всяком случае, именно Борису он доверил свою дружину, после чего Святополк и Ярослав почти одновременно восстали против отца в 1014 году. Заточив Святополка под стражу, Владимир готовился к войне с Ярославом, когда внезапно заболел и скончался. Великим князем стал Святополк, прозванный впоследствии "Окаянный", который имел "двойные" права на киевский стол: во-первых, по отцу, Ярополку, во-вторых, как старший (пусть и не родной) из сыновей Владимира. Едва овладев Киевом, Святополк поспешил ознаменовать сей факт чеканкой монеты, которая отвечает на вопрос, чьим же сыном он себя считал: на сребренике отчеканен родовой знак Ярополка - двузубец, тогда как знаком Владимира являлся трезубец, и поныне украшающий украинский герб.

Вскоре после убийства Бориса Святополк позвал в Киев Глеба, князя Муромского, опасаясь, что тот, будучи не только единокровным, но и единоутробным братом Бориса, станет мстить за его смерть. Ярослав советовал ему не ездить в Киев, но убийцы, посланные Святополком, настигли его ещё в районе Смоленска. Святослав, князь древлянский, узнав о гибели Бориса и Глеба, попытался бежать в Карпаты, но войско Святополка догнало князя, и он погиб в сражении вместе с семерыми сыновьями (Святополк отдал приказ: "Сколоть их всех"). Дочь (по другой версии - жена) Святослава, Парасковия (Парашка), настигнутая дружинниками Святополка, бросилась с вершины горы. В отличие от Бориса и Глеба, Святослав не был причислен к лику святых, чей мученический подвиг состоял именно "в беззлобии и непротивлении врагам". Канонизировав братьев-князей, русская церковь обрела собственных святых - обстоятельство чрезвычайно важное в борьбе с Византийской империей за церковную самостоятельность, а сам культ Бориса и Глеба был призван укрепить государственное единство Руси на основе строгого выполнения феодальных обязательств младших князей по отношению к старшим.

Изложенная выше общепринятая версия этих событий отличается крайней нелогичностью: для укрепившегося на престоле Святополка ни Борис, ни Глеб реальными конкурентами не являлись. Более того: именно они, единственные из всех братьев, заявили о своей верности новому киевскому князю и обязались "чтить его как отца своего". Когда дружина Бориса предложила ему идти на Киев и овладеть престолом, он с негодованием отверг это предложение (и дружинники отца покинули его). Гораздо более правдоподобной является гипотеза, что именно Ярослав на самом деле виноват в гибели братьев: подлостью и коварством он вряд ли уступал отцу, и таким образом "производил зачистку" на пути к абсолютной власти, а после его вокняжения в подкорректированных летописях Святополк и стал "Окаянным". Косвенным подтверждением этой версии является путаница с указанием его возраста в разных источниках с разницей в 10 лет. По-видимому, летописцы пытались представить старшим именно Ярослава, обосновав, таким образом, его право на великое княжение. Тем более, что брак между Владимиром и Рогнедой был заключён в 978 году, а Ярослав был третьим сыном Рогнеды, и никак не мог родиться в том же году.

Так или иначе, число претендентов сократилось до "приемлемого" уровня (на данном этапе до двух), и стороны перешли уже к открытому вооружённому противостоянию. Как и раньше (как и позже), борьба между наследниками была и жестокой, и беспринципной, с привлечением иноземных наёмников. У Святополка это были поляки и печенеги, у Ярослава - варяги (в основном шведы). Войска встретились под Любечем на Днепре, ни одна сторона долго не решалась первой перейти реку и дать бой. Наконец, Ярослав атаковал, воспользовавшись моментом, когда Святополк пировал с дружиной. Войска киевского князя были разбиты и сброшены в реку, Ярослав захватил Киев. Разбитый князь бежал в Польшу, за помощью к тестю, Болеславу I Храброму. В 1018 при поддержке польских и печенежских войск Святополк и Болеслав двинулись в поход на Киев. Дружины встретились на Буге, где польская армия под командой Болеслава наголову разгромила новгородцев, Ярослав снова бежал в Новгород в окружении лишь четверых телохранителей.

Этим дело не кончилось: Болеслав, вместо того чтобы передать город мужу своей дочери Святополку, сам решил утвердиться в нём. Поляки стали грабить город, и киевляне, возмущённые неистовствами его дружины, начали их убивать. Болеслав должен был спешно возвращаться в Польшу, но уходя из Киева, увёл с собой в плен массу людей, в том числе, сестёр, жену Анну и мачеху Ярослава (сестра Предслава стала наложницей польского короля). У Святополка союзниками остались только печенеги. Ярослав же, вернувшись в Новгород, поначалу приготовился бежать "за море", но жители изрубили его суда и сказали, что хотят биться за него, собрали деньги, заключили новый договор с варягами и сами вооружились. В битве на реке Альте лишённый польской поддержки, имея в союзниках лишь немногочисленный отряд печенегов, Святополк был разбит, сам был ранен, но бежал к печенегам, где его следы окончательно теряются. На Киевском престоле укрепился Ярослав.

Разумеется, новгородцы поднялись не за Ярослава, а за себя: их тяготила зависимость от Киева, которая при Святополке, явно намеревавшемся продолжать политику Ярополка и Владимира Святого, должна была бы сделаться ещё тягостнее, оскорбляло высокомерное поведение киевлян, считавших себя господами. Ворвавшись в Киев, новгородско-варяжская Ярославова рать повела себя не лучше, чем крестоносцы в Константинополе, - как отмечает летопись, даже "погоре церкви". А новгородцам Ярослав дал льготную грамоту, освобождавшую от непосредственной власти Киева и в значительной мере возвращавшую Новгородской земле древнюю самостоятельность. На эту грамоту новгородцы не раз ссылались при разногласиях и столкновениях с князьями - вплоть до времён Ивана III, покончившего с независимостью Господина Великого Новгорода.

Ярослав Мудрый

Новый киевский князь получил прозвище "мудрый", но особой мудрости за всё время его правления (37 лет!) не замечено. Прежде всего, это касается важнейшего в стратегическом отношении Полоцкого княжества, связующего звена между бассейнами Западной Двины, Днепра и Ловати, западного форпоста Руси и плацдарма для её возможного расширения вплоть до (тогда ещё не существовавшей) Риги! И делать-то ничего не надо - ты же сын Рогнеды! Ты восстал против отца, убившего её родителей и братьев, насильственно принудившего мать к замужеству, а после появления византийской принцессы изгнавшего её, ты прогнал "Окаянного" из ненавистного Киева! Поставь памятник невинно убиенным в центре Полоцка, поплачь на могиле бабушки с дедушкой, построй храм, закажи регулярные молебны, предложи совместную защиту от ворога - и Полоцк твой на веки вечные! Но нет, первым от Киева обособилась именно полоцкая земля и оставалась автономной в течение всего правления Ярослава, а принадлежащие к роду Владимира, если не к семье Ярослава, полоцкие князья - самая ранняя и старшая из ветвей Рюриковичей - на целых сто лет стали противниками Киева. Воистину Мудрый!

Второй пример "мудрости" Ярослава - Польша: непомерные амбиции Болеслава Храброго рассорили его со всеми соседями (Германией, Чехией и Русью), и его сын Мешко II Вялый быстро потерял почти все завоевания своего отца (включая и королевский титул, от которого отказался в 1033 году), а после его смерти в Польше и вообще начался период хаоса и анархии. Бери её голыми руками, если ты захватчик! И даже не военными походами (примеров бездарности Ярослава как полководца предостаточно), а "освободительными", оказывая помощь "братскому славянскому народу"! Тем более, и повод есть: твоя сестра была наложницей Болеслава, а сестра и мать - его пленницами. Но Ярослав лишь отвоевал захваченные ранее Польшей Червенские города (да и то в союзе с братом Мстиславом), затем способствовал возведению на польский трон внука Болеслава Храброго - Казимира I, в 1042 году выдал за него сестру Марию, ставшую польской королевой Добронегой, а сына Изяслава женил на сестре Казимира Гертруде, но уже в 1047 году разорвал союз с Польшей, и с тех пор потенциально буферное государство столетиями оставалось враждебным к России.

Наиболее грозным соперником для Ярослава оставался Мстислав, князь тмутараканский по прозвищу Храбрый. Правил он "в горячей точке", установил полный контроль над Азовским регионом, покорил яссов, которые жили в низовьях Дона, победил в рукопашной схватке касожского князя Редедю, который вызвал его на поединок, после чего касоги также признали его власть, выступал против алан, а потом пошёл на север. Киев он брать не стал (Ярослав в это время усмирял очередной мятеж в Суздале), но захватил Чернигов и всё Левобережье Днепра. После чего разбил нанятых Ярославом варягов (Ярослав привычно сбежал в Новгород). Мстислав, однако, на великое княжение не претендовал, желая сохранить лишь независимость собственных земель, и, направив послов к бежавшему в Новгород Ярославу, предложил разделить с ним земли по Днепру и прекратить войны, что и было сделано. Именно в союзе с Мстиславом Ярослав победил чудь и заложил город Юрьев (нынешний Тарту), взял Белз в Галиции, братья вместе пошли на поляков, отвоевали города Перемышль и Червен, завоевали польские земли, и, взяв в плен множество поляков, поделили их. Однако, Храбрый, по всей вероятности, недооценил Мудрого: в 1032 году при невыясненных обстоятельствах умирает единственный сын Мстислава, Евстафий (то ли от болезни, то ли от яда), а ещё через три года и сам князь странным образом погибает на охоте. Лишь тогда Ярослав осмеливается перебраться в Киев - до смерти Мстислава он предпочитал находиться в Новгороде.

Последним (возможно, самым младшим) из сыновей Владимира был Судислав, князь псковский, который пережил всех братьев. Повезло (если считать "везением" 23 года тюрьмы): сразу по смерти Мстислава Ярослав внезапно захватил его и ликвидировал Псковское княжество. Судислава освободили уже его племянники - Изяслав, Святослав и Всеволод, но и они привели его к присяге (по русским династическим понятиям, он мог претендовать на престол). Судислав стал монахом в Киевском Георгиевском монастыре и вскоре умер.

Военные походы Ярослава (без Мстислава) почти все были неудачные: он ходил на ятвягов "и не можаху их взяти", снова на Литву, в Мазовию, и этими походами только плодил врагов на западной границе Руси. В "актив" можно отнести разве что его победу над печенегами в год смерти Мстислава, да завоевание его сыном Владимиром финского племени ямь. Особенно трагичным был похож на Византию: в 1042 году начался раздор между греческими и русскими купцами в Константинополе, несколько русских было убито. Русь потребовала возмещения ущерба, но получила отказ, Ярослав послал Владимира на греков "и дал ему много войска". Греки окружили и взяли в плен русичей, многих из них ослепили и отпустили восвояси для устрашения Руси. Долго ещё по русским селам и городам брели несчастные слепцы, пробираясь к родным очагам. Лишь в 1046 году Русь заключила новый мирный договор с Византией. В знак возобновления дружеских связей был устроен брак византийской принцессы, дочери Константина Мономаха, и четвёртого сына Ярослава - Всеволода, от которого родился будущий великий Киевский князь Владимир Мономах.

Так за что же Ярослава называют Мудрым, а годы его правления - периодом наивысшего расцвета Киевской Руси? При нём началось большое строительство "и он избавил нас от цыган"? Так ведь и Всеслав Полоцкий, и Андрей Боголюбский, и вообще любой правитель, у которого сносило крышу от собственных амбиций, делали ровно то же самое: каждый тут же организовывал создание монументальных свидетельств своего величия - от Пирамиды Хеопса до Дворца Советов. Много внимания уделялось распространению просвещения? Здесь он лишь повторял действия своего отца, при значительно меньшем сопротивлении. Назначил митрополита без согласования с Константинополем? Ожидаемо поставили на место возомнившего себя невесть кем. Платил ежегодную дань варягам по 300 гривен серебра? Сумма скорее символическая для поддержания мира на северных границах и для бюджета необременительная. Дал Руси Закон (Русская Правда)? Да, местами занятно, и отовсюду лезет безумная жадность: За выдернутый клок бороды 12 гривен в Казну, за выбитый зуб то же, а самому битому гривну, за отрубленный палец 3 гривны, за всякой толчок и за рану легкую 3 гривны, а раненному гривну на леченье. Кто умышленно зарежет чужого коня или другую скотину, платит 12 гривен в Казну, а хозяину гривну. Кто беглецу даст хлеба или укажет путь, тот платит господину 5 гривен, а за рабу 6, или клянётся, что он не слыхал об их бегстве. Кто, не спросив у хозяина, сядет на чужого коня, тот платит в наказание 3 гривны - то есть всю цену лошади. Кто будет запираться в принятии вещей, должен утвердить клятвою, что не брал их. Тогда он прав: ибо имение поверяют единственно таким людям, коих честь известна. Когда простолюдин умрёт бездетен, то всё его имение взять в Казну; буде остались дочери незамужние, то им дать некоторую часть оного. Если второй муж расхитил имение первого и сам умер... И великое множество подобных глупостей. Впрочем, уже дети Ярослава переписали "Правду" почти до неузнаваемости. Видимо, главная заслуга Ярослава была в том, что он контролировал летописи, по которым один князь выходит Мудрым, а другой Окаянным.

Триумвират Ярославичей

У Ярослава было семь сыновей, но на момент его смерти в живых осталось только пятеро, ещё двое также умерли молодыми в течение ближайших пяти лет. Ярослава, бесспорно, занимала мысль, как разделить государство, сохранив при этом его единство, и хотя он раздал города сыновьям, формального разделения государства не было, так как только великокняжеский престол в Киеве наделялся полной политической властью: "Киев я поручаю моему старшему сыну, брату вашему Изяславу. Слушайтесь его, как меня слушались, он будет вам вместо меня". Ярославичи были все от одной матери, и Ярослав не дал предпочтения любимцу своему, третьему сыну Всеволоду, увещевал его дожидаться своей очереди, когда бог даст ему получить старший стол после братьев правдою, а не насилием. И действительно, у братьев долго не было повода к ссоре. После смерти двух младших из них все земли оказались под властью троих старших: Изяслава Киевского, Святослава Черниговского и Всеволода Переяславского ("триумвират Ярославичей"), не считая притендующего на равенство с Киевом и Новгородом и активно беспокоящего их Всеслава Полоцкого: в 1065 году он разграбил окрестности Киева, совершил набег на Псков, который не взял, в 1067 завоевал Новгород, пленил многих жителей, не пощадил и святыни церквей, ограбив Софийскую. Оскорбленные такою наглостью, Ярославичи соединили силы свои и, несмотря на жестокую зиму, взяли Минск в Княжестве Полоцком, умертвили граждан, а жён и детей отдали в плен воинам. После этого Ярославичи предложили Всеславу мирные переговоры, гарантируя безопасность присягой на кресте, однако, нарушив клятву, пленили его и двоих его сыновей, отвезли в Киев и заточили в поруб (тюрьму без дверей, построенную вокруг заключённого).

Победа над печенегами, как ранее над хазарами, оказалась бессмысленной для Руси: на их место пришёл ещё более сильный и жестокий противник. В 1068 году Ярославичи были разбиты половцами в битве на Альте. Каждый из членов триумвирата бежал в свой город, но если Святослав был в состоянии защищать Чернигов, а Всеволод удержать Переяславль, то Изяслав в Киеве столкнулся с народным бунтом: киевляне освободили Всеслава из заточения и объявили его князем Киева в надежде, что он сможет остановить половцев. Далее события развивались в точности по старой схеме: Изяслав бежал в Польшу просить помощи у короля Болеслава II и получил её. Узнав, что Изяслав возвращается, Всеслав тайно покинул киевлян и бежал к себе в Полоцк, не сделав и попытки сразиться с польской армией. Оставшийся без вождя город открыл ворота великому князю и повинился, но Изяслав сначала послал туда своего сына Мстислава с дружиной. Тот учинил жестокую расправу над мятежниками, убил около 70 горожан - зачинщиков бунта, кто участвовал в освобождении и возведении на престол Всеслава, часть мятежников он приказал ослепить, иных же наказал, даже не проведя расследования. Город был повержен. Лишь после этого Изяслав вступил в Киев. Тут же он послал войско в Полоцк и занял его. Всеслав бежал из города в леса. Вернув стол, Изяслав при первой возможности избавился от поляков. Всеслав же плюнул на киевские разборки, отвоевал Полоцк и княжил в нём ещё тридцать лет до своей смерти, установив рекорд княжения (57 лет).

Пламя мятежа, охватившее Киев, распространилось и на другие русские земли. Бунтовали смерды вокруг самого Киева, отказывалось платить дань население Смоленской земли, поднялся народ в далёком Белоозере, в Ростово-Суздальской земле, восстали возглавляемые волхвами вятичи. В Новгороде в 1071 году также начался мятеж, направленный против епископа, христианской веры. Лишь к 1072 на Руси был восстановлен порядок, и трое Ярославичей предприняли меры по успокоению земли. Жестокие кары, обрушившиеся на мятежников, были лишь частью этих мер. Другой частью стала разработка нового законодательства, так как старая "Русская Правда" уже не отвечала запросам времени. При Ярославе закон дозволял убить чужого раба за удар, нанесённый им свободному человеку, но теперь раб поднялся в цене, и дети Ярослава запретили это. Непомерные штрафы должны были прекратить ссоры внутри княжеской дружины, грозившие ослабить её боеспособность. Ярославичи разработали целую систему наказаний за покушение на княжескую собственность и на жизнь тех, кто ведал этой собственностью. В "Правде Ярослава" допускалась, хотя и ограничивалась, кровная месть, в "Правде Ярославичей" она была уже безусловно запрещена и заменена вирой.

В 1073 триумвират был разрушен тайным заговором двух его членов - Святослава и Всеволода - против третьего, Изяслава. Тот снова бежал в Польшу, но на этот раз помощи не получил. Смерть Святослава в 1076 сделала возможным возвращение Изяслава в Киев. Всеволод вернул престол Изяславу, но против него поднялись племянники Олег Святославич и Борис Вячеславич с половцами. В решающем сражении (1078) погибли Изяслав и Борис. Олег с братом Романом вновь двинулся из Тмутаракани на Киев, но Всеволод, единственный оставшийся в живых член бывшего триумвирата, подкупил половцев, которые убили Романа, а Олега отправили в Византию. Всеволод остался в Киеве, назначив своего одарённого сына, Владимира Мономаха, наместником Чернигова.

Восемнадцать лет сидел Всеволод в Киеве. Это был первый правитель, использовавший титул "князь всея Руси". При нём связи Руси со странами Европы, Передней Азии, с Византией стали более масштабными, чем это было даже при Ярославе Мудром, продолжалось строительство городов, создавался новый летописный свод, обустраивалось монастырское хозяйство. Но и в правление Всеволода продолжались постоянные междоусобные распри, начинали которые, преимущественно, сыновья Святослава, не желавшие смириться с потерей Чернигова. Хотя после Ярослава Мудрого окончательно утвердился "лествичный" принцип наследования земли в роде Рюриковичей (старший в роде получал Киев и становился великим князем, все остальные земли делились между членами рода и распределялись по старшинству), он не помог избежать междоусобиц: династия дробилась, и решить, кто из старших в каждой ветви генеалогически являлся главой всего дома в целом, стало задачей непомерно сложной, а в конечном итоге - бесполезной, поскольку генеалогическое старшинство часто не совпадало с реальной политической силой претендентов.

Со времён Владимира или даже Ярополка, дружинникам вместо денежного жалования князь стал давать земли. Изначально это были города в кормление, затем дружинники стали получать сёла. Вместе с сёлами, которые становились вотчинами, даровался и боярский титул. Бояре стали составлять старшую дружину. Младшая дружина ("отроки", "детские", "гриди"), находившаяся при князе, жила за счёт кормления с княжеских сел и войны.
Назад...   Далее...

12.04.2020 15:07
 
`