Главная

Невский

Главная
История
Русь под игом

Батый
Невский
Донской
Иван III
Хронограф

Карта

Великое княжество Московское




Назад...   Далее...

Александр Невский

В июле 1240 года шведский флот вошёл в Неву, планируя овладеть Ладогой. Александр со своей дружиной и успевшими собраться отрядами новгородцев и ладожан 15 июля 1240 года атаковал шведский лагерь у устья Ижоры и одержал блестящую победу, за которую получил прозвище "Невский". А 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера произошла одна из самых известных битв в истории Руси, получившая название "Ледовое побоище". Вначале немцы в центре прорвали строй русских, но затем войска ливонского ордена были окружены с флангов и уничтожены, а другие немецкие отряды отступили во избежание той же участи. Русские преследовали бегущих на протяжении 7 вёрст, 400 немцев (включая 20 рыцарей "братьев" Тевтонского ордена) и чуди "без числа" убито, 50 немцев (включая 6 "братьев") взято в плен. Примечательно, что близкие ко времени битвы источники не сообщают о том, что немцы проваливались под лёд.

В российской историографии Александр Невский рассматривается как своего рода золотая легенда средневековой Руси, защитник православия от католической Западной Европы, ликвидировавший смертельную угрозу для самого существования государства со стороны трёх серьёзных врагов - в то самое время, когда остальная Русь была сильно ослаблена монгольским нашествием. Ледовое побоище считалось одной из крупнейших битв за всю историю немецко-рыцарской агрессии в Прибалтике, и численность войск на Чудском озере оценивалась в 10-12 тысяч человек у Ордена и 15-17 тысяч новгородцев и их союзников, то есть примерно на том же уровне, что и в Грюнвальдской битве. Эта трактовка официально поддерживалась властью как в дореволюционные, так и в советские времена, а также Русской православной церковью. Особенно актуализировался культ Невского в сталинскую эпоху, служа своеобразным наглядным историческим примером для культа самого Сталина. Между тем, значение Ледового побоища (и Невской битвы) сильно преувеличено: потери в Невской битве вообще исчисляются десятками человек (со стороны шведов, возможно, сотнями) - то же самое делали многочисленные защитники Новгорода и Пскова и до и после Александра. Серьёзной угрозы со стороны немецких рыцарей также не было, причём Ледовое побоище, очевидно, уступало по своим масштабам как сражению при Сауле (1236), в котором литовцами был убит магистр Ордена меченосцев и 48 рыцарей (интересно, что в том сражении псковичи и новгородцы сражались как раз на стороне Ордена), и битве у озера Дурбе (1260), где было убито 150 рыцарей, магистр и маршал, и сражению под Раковором (1268), действительно приостановившему на 30 лет немецко-датскую экспансию, не говоря уже о Грюнвальдской битве, в которой было убито практически всё руководство Тевтонского Ордена, 200-400 "братьев", значительное число рыцарей попало в плен, а политические последствия были совершенно несопоставимы. Вероятно, хоть какие-то успехи на Западе давали некоторую морально-психологическую "компенсацию" за ужасы монгольского вторжения.

Александр Невский за всю жизнь не проиграл ни одной битвы - очень мало полководцев за всю историю могли бы похвастаться такими успехами! Причём он брал города, и брал штурмом - чрезвычайная редкость в те времена! Да, немецкие рыцари взяли Псков, но им удалось подкупить псковского посадника Твердилу, и тот открыл им городские ворота. А вот Александру ни в Копорье, ни в Пскове, ни в Торопце ворота никто не открывал. Когда в 1245 году Миндовг вторгся на Русь, подошедший с новгородским войском Александр взял Торопец и убил больше восьми литовских князей, после чего отпустил новгородцев домой. Затем уже силами своего двора догнал и полностью уничтожил остатки литовского войска у Жижицкого озера, затем на обратном пути разбил другой литовский отряд под Усвятом, после чего Миндовг предпочёл с Невским дружить. Зато в отношении Орды Александр выказывал полную покорность. Попытка объяснить такое поведение талантом дипломата, проницательностью, осторожностью, желанием возвести "железный занавес" против католицизма с помощью более сильного, но и более веротерпимого врага оказывается несостоятельной, и сам Александр из святого (канонизирован РПЦ в лике чудотворцев в 1547 году) превращается в весьма неприятную личность.

Отец Невского Ярослав был вызван в Каракорум и отравлен там 30 сентября 1246 года. Почти одновременно с этим, 20 сентября в Золотой Орде был убит Михаил Черниговский, отказавшийся пройти языческий обряд (это к вопросу о "веротерпимости" монголов). Что же делает Александр? Едет в Орду к Батыю за ярлыком на княжение. Оттуда, вслед за ранее уехавшим братом Андреем едет в Монголию, к убийце отца. Вернулись из Каракорума братья только в 1249 году. Батый планировал отдать Владимирское великое княжение Александру, но согласно завещанию Ярослава (!) Владимирским князем стал Андрей, а Киевским - Александр. Киев после татарского разорения потерял какое-либо реальное значение, поэтому Александр поехал в Новгород, который он "спас" от немецкого вторжения 7 лет назад. Столь плачевный итог долгих странствий его, конечно, не устраивал, и в 1251 году, отказавшись от буллы, привезённой в Новгород католическими кардиналами, он вновь отправился Орду. Там он подружился, а потом побратался с сыном Батыя Сартаком, вследствие чего стал сыном хана и в 1252 году привёл на Русь татарский корпус с опытным нойоном Неврюем против своего же брата Андрея Ярославича (по достаточно распространённой гипотезе под именем "Неврюй" скрывается сам Александр). Это было первое после нашествия Батыя появление в Северо-Восточной Руси крупных монголо-татарских военных сил. После бегства Андрея Великое княжение Владимирское перешло к Александру.

Заключив союз с Ордой, Александр распространил татарскую власть и на Новгород, который никогда не был завоёван монголами. В 1257 году монгольская перепись прошла во Владимирской, Муромской и Рязанской землях, но в Новгороде была сорвана. Большие люди, с посадником Михалкой, уговаривали новгородцев покориться воле хана, но меньшие и слышать о том не хотели. Михалко был убит. Старший сын Александра князь Василий, разделяя чувства меньших, но не желая ссориться с отцом, ушёл во Псков. В Новгород явился сам Александр Невский с татарскими послами, сослал сына в Суздальскую землю, советчиков его схватил и наказал ("овому носа урезаша, а иному очи выимаша") и посадил князем к ним второго своего сына, семилетнего Дмитрия. В 1258 году Александр снова ездил в Орду "чтить" ханского наместника Улавчия, а в 1259 году, угрожая татарским погромом, добился от новгородцев согласия на перепись и дань ("тамги и десятины"). В 1262 году во Владимире, Суздале, Ростове, Переяславле, Ярославле и других городах были перебиты татарские сборщики дани. Александр опять отправился в Орду "предотвращать карательный поход", но умер по дороге домой в 1263 году. Александр был последним князем, княжившим непосредственно во Владимире. Итоги его княжения видны хотя бы по тому, что сразу после его смерти Северо-Восточная Русь распалась на дюжину удельных княжеств, которые были постепенно поглощены Москвой. Но Александр успел родить Даниила, первого князя Московского, с которого всё и началось.

Даниил Александрович

Будучи младшим из сыновей Александра Невского, Даниил получил в удел Московское княжество, малое и скудное по сравнению с другими вотчинами, где княжили его старшие братья - Дмитрий и Андрей. Неизбежно вовлекаемый в междоусобия князей, князь Даниил Александрович показал себя миролюбцем, но миролюбцем с позиции силы, прекрасно понимавшим стратегические задачи для укрепления своего княжества. В междоусобной войне своих братьев он был союзником Дмитрия, и приведённая Андреем ордынская Дюденева рать разорила в том числе и Московское княжество (1293), но после смерти Дмитрия (1294) возглавил московско-переяславско-тверской союз против Андрея, и когда Андрей хотел с войском своим завладеть Переяславлем-Залесским, Даниил вместе с Тверским князем Михаилом встретил Андрея с сильною ратью, где после переговоров заключён был мир. О возросшем политическом влиянии Москвы свидетельствовало и участие Даниила Александровича в борьбе за Великий Новгород, куда он был приглашён княжить в 1296 году.

Даниил получил от отца очень маленькую территорию, ограниченную бассейном реки Москвы, причём верховье реки находилось во власти князей Можайских-Смоленских, устье - во власти князей Рязанских, здесь был их город Коломна. В 1301 году Даниил разбил Рязанского князя Константина Романовича, взял его в плен и захватил Коломну. В 1302 году ему удалось получить выморочный Переславль-Залесский, по завещанию своего бездетного племянника Ивана Дмитриевича (затем он перешёл к получившему ярлык на Владимирское княжение Михаилу Тверскому). В 1303 году, в год смерти Даниила его старший сын Юрий захватил Можайск и присоединил его к Московскому княжеству: под юрисдикцию Москвы перешёл весь бассейн реки Москва.

Даниил активно занимался каменно-церковным строительством. В первый же год своего княжения он устроил Спасопреображенскую церковь в Московском Кремле, построил Данилов и Богоявленский монастыри, строил архиерейские дома, церкви и монастыри, достойные принимать митрополитов. Этот задел, продолженный его наследниками, приведёт к окончательному официальному перенесению церковной верховной власти в Москву в 1325 году. Кроме строительства зданий, Даниил создавал коммуникации. Построенная при его правлении Большая Ордынская дорога объединила различные направления, усилив роль Москвы как перекрёстка торговых путей.

Юрий Данилович

Через год после смерти Даниила умер и князь Андрей (1304), после чего развернулась ожесточённая борьба за наследство между Михаилом Ярославичем Тверским, получившим ярлык на Великое княжение Владимирское, и Юрием Даниловичем, с привлечением монголо-татарских сил с обеих сторон. Борьба происходила за уделы (Переславль-Залесский 1305, Кострома 1305, 1317, Городец и Нижний Новгород 1311-1312) и за влияние в Новгороде Великом. Михаил был слишком амбициозен, называл себя "князь всея Руси" и объективно был более силён. Именно ему, как союзнику, Андрей Александрович завещал великое княжение, но Юрий также претендовал на Владимирский престол. Для разрешения спора они поехали на суд к золотоордынскому хану, и ханскую грамоту в 1305 получил Михаил. Потом он дважды (1305 и 1308) ходил на Москву, но не смог её взять, организовал продовольственную блокаду в Торжке (1312), предпринял безрезультатный поход на сам Новгород (1314). Юрий тем временем захватил Нижний Новгород (1311), а в 1317 женился в Золотой Орде на сестре Узбек-хана Кончаке. В том же году он вместе с ордынцами произвёл нашествие на Тверскую землю, но был разбит Михаилом (Бортеневская битва), а Кончака (в крещении Агафья) была взята в плен и отведена в Тверь, где вскоре скончалась при загадочных обстоятельствах. Юрий бежал в Орду, где обвинил Михаила в отравлении своей жены. Михаил был вызван в Орду и там убит, а Юрий получил от хана ярлык на Владимирское княжение.

С Кончакой связана история Шапки Мономаха. Шапка представляет собой среднеазиатский головной убор. Не исключено, что эта наследственная регалия московских государей - дар Узбек-хана Юрию Даниловичу, хотя официальная легенда начала XVI века утверждала, что шапка попала на Русь из Византии ещё в XII веке. Возможно также, что эта шапка была завезена царевной так как многие учёные называют её женской.

По возвращении из Орды в 1319 году Юрий посадил своего брата Афанасия князем в Новгороде, в 1320 году ходил войной на рязанского князя Ивана Ярославича, закрепляя Коломну за Московским княжеством. В 1321 году тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи признал власть Юрия Даниловича и передал ему ордынскую дань со всего Тверского княжества (2000 рублей), но Юрий, вместо того, чтобы отвезти тверскую дань в Орду, отвёз её к брату в Новгород и через купцов-посредников пустил её в оборот, желая получить проценты. Тогда Дмитрий поехал в Орду и обвинил Юрия в утаивании части предназначенной татарам дани. Рассерженный Узбек-хан выдал Дмитрию ярлык на Великое княжение. В 1325 году Юрий вновь приехал в Сарай добиваться ярлыка на великое княжение, но там его встретил Дмитрий и зарубил в припадке гнева. Узбек-хан долго молчал, но через девять месяцев, 15 сентября 1326 года, Дмитрия Михайловича всё же казнили. Ярлык на Великое княжение достался брату Дмитрия - Александру Михайловичу.

С именем Юрия связан уникальный Ореховецкий договор, который стал первым соглашением Новгородской земли (в том числе и на Руси) о "вечном мире" с соседней страной (Шведским королевством). Заключён 12 августа 1323 в крепости Орешек после 30 лет военных действий. Для всех купцов устанавливался беспрепятственный проезд к Новгороду, запрещалось строительство крепостей вблизи границы обеим сторонам. Стороны обязывались выдавать друг другу перебежчиков: должников, беглых холопов и уголовных преступников. Как правило, подобные мирные договоры не выдерживали и десятка лет, а иногда обе договаривающиеся стороны не собирались их соблюдать даже в момент подписания, но в данном случае даже спустя полтораста лет, в 1478 году, когда Новгородская земля утратила свою независимость, Московское государство, а затем Российское, рассматривало Ореховецкий договор как сохраняющий силу договор России и Швеции. В этом качестве он функционировал ещё 120 лет, а в общей сложности договор находился в действии более 270 лет, до 1595 года, до заключения в сильно изменившейся международной обстановке нового договора о "вечном мире" в Тявзине.

Иван I Калита

Ещё в 1320 году Иван Данилович впервые ездил в Орду к Узбек-хану для утверждения в качестве наследника Московского княжества. После гибели Юрия он стал князь Московский (с 1325), великий князь Владимирский (с 1328), князь Новгородский (1328-1337). Прозвище "Калита" (поясная денежная сумка) по одной из версий получил за своё богатство. В отличие от старшего брата, он предпочитал не воевать с соседями, полностью полагаясь на ордынскую военную машину, а устанавливал свою власть при помощи денег. В первые же годы своего правления Иван добился перевода в Москву из Владимира митрополичьей кафедры. Это сразу сделало Москву духовной столицей Руси, повысило её авторитет. При Иване Калите в Московском Кремле были построены белокаменные Успенский собор, Собор Спаса на Бору, Архангельский собор, церковь Иоанна Лествичника и новый дубовый Московский Кремль (ни одно сооружение до наших дней не сохранилось).

Иван I придавал большое значение укреплению экономического и политического союза Московского княжества и Золотой Орды, для которой он собирал с русских земель дань, беспощадно пресекая народное недовольство тяжёлыми поборами. В то время как другие земли страдали от ордынских вторжений, владения князя Московского оставались спокойными, их население и благосостояние неуклонно росли: "И была тишина великая на 40 лет" (от разгрома Твери в 1328 году до первого похода Ольгерда на Москву в 1368 году). Иван накопил большие богатства, которые использовал для покупки земель в чужих княжествах и владениях, купил Углич, Галич Мерский и Белоозеро, покупал и выменивал села в разных местах: около Костромы, Владимира, Ростова, вдоль рек Мста и Киржач и даже в Новгородской земле, вопреки новгородским законам, запрещавшим князьям покупать там земли. Он заводил в Новгородской земле слободы, населял их своими людьми, распространяя таким образом свою власть.

В 1327 году в Твери произошло народное восстание, в котором тверичи убили ордынского посла Чол-хана (Шевкала) и всю его свиту. Александр Тверской либо не смог помешать своим подданным, либо даже одобрил их действия. Калита поехал в Орду, где Узбек-хан выдал ему ярлык на великое княжение и 50 000 войска под началом пяти темников (Федорчукова рать). Объединившись с суздальцами, Калита пошёл в Тверское княжество, где ордынцы пожгли города и сёла и, как сообщает летопись, "положили пусту всю землю Русскую". Тверь была разгромлена, и вскоре Московский князь Иван I Калита стал Великим князем Владимирским. В 1328-1330 годах Иван отдал двух своих дочерей замуж за Василия Давыдовича Ярославского и Константина Васильевича Ростовского для того, чтобы распоряжаться их уделами. В 1336 Иван заключил мир с Новгородом, стал Новгородским князем и получил причитающуюся дань, годом позже Александр Тверской покорился хану и тем самым вернул себе Тверское княжение. Но ненадолго: в 1339 году Иван поехал в Орду с очередным доносом на Александра, обвиняя его в попытках заключить антиордынский союз с Литвой. Узбек поверил доводам московской стороны и "оскорбися до зела". Уже после возвращения Калиты на Русь хан вызвал к себе Александра и приказал убить вместе с его сыном Фёдором. Эти события означали окончательную победу Москвы над Тверью в борьбе за верховенство во Владимирской земле. С этого момента у Москвы уже не было опасных конкурентов в борьбе за великое княжение. Московская земля при Иване Калите заключала в себе всё течение реки Москвы с городами Можайском, Звенигородом, Москвой и Коломной. Далее на юго-запад она простиралась от Коломны вверх по Оке с городами Каширою и Серпуховом, а на северо-запад владения Москвы охватывали часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Большое значение в возвышении Московского княжества играло и то обстоятельство, что Москва лежала на очень удобных и важных торговых путях, один из которых соединял верхнюю Волгу со средней Окой: река Истра, приток Москвы, через волок Ламский подходит к Ламе, притоку Шоши, впадающей в Волгу. Несколько позже, уже при Дмитрии Донском, в сферу влияния Москвы попал Дмитров, от которого начинается прямой водный путь к верхнему течению Волги (Яхрома, на которой стоит Дмитров, впадает в Сестру, Сестра в Дубну, а та в Волгу). Устье Дубны было местом, где речной путь разветвлялся на север и запад. Владея этими двумя точками, московские князья держали под своим контролем верхнее течение Волги, поэтому Углич, Ярославль и Кострома рано оказались в сфере влияния Москвы. По мере роста населения значение сухопутных дорог росло, и центральное положение Москвы очень быстро превратило её в подлинный узел таких дорог. Без них некоторые удобства географического положения Москвы не играли бы столь большой роли. Так, Москва сообщалась со своей северной гаванью (Дмитровом) только сухопутным путем и на относительно большом расстоянии в 70 километров.

Симеон Гордый

Сразу после смерти Ивана Калиты все основные русские князья выехали в Орду, к Узбек-хану. Иван за время своего княжения успел обидеть их всех (купил ярлыки на Ростовское, Углицкое, Дмитровское, Галицкое, Белозерское княжества, разорил Тверь, постоянно требовал новых выплат с Новгорода, пытался отобрать у суздальского князя Нижний Новгород, взял в плен Ярославского князя, переманивал на свои земли как бояр, так и простых людей). И все князья Владимирской Руси, не желая наследника Калиты, предлагали хану выдать ярлык на великое княжение Владимирское Константину Суздальскому, старшему из них по лествичному праву. Через несколько месяцев раздумий хан выдал ярлык Симеону, старшему сыну Ивана Калиты и его первой супруги княгини Елены.

Вернувшись из Орды, Симеон заключил первые известные внутримосковские договоры со своими братьями о разделе владений: сыновья Калиты называют старшего брата господином великим князем, клянутся быть с ним заодно до смерти и чтить старшего брата, как отца. У них должны быть общие враги и друзья, без совета друг с другом они не должны заключать договоров, не должны иметь вражды друг с другом. Старший не должен отнимать у младших волостей. По смерти младшего брата старший обязан заботиться о его семье и не обижать её. Когда выступает в поход старший, должны выступать и младшие. Братья должны избегать всяких поводов к ссоре один с другим: "бысть им за один до живота и безобидно владеть каждому своим".

Разрешив таким образом проблемы с возможными соперниками в борьбе за престол, Симеон начал подготавливать активные действия против Новгорода. Был занят Торжок, который вскоре был отбит новгородскими войсками, но там вспыхнуло народное восстание, в результате которого новгородские бояре были изгнаны, а поддерживающие их местные бояре убиты. Новгород признал Симеона князем и выплатил дань (1000 рублей). В том же 1341 году обеспокоенный усилением Москвы великий князь литовский Ольгерд провёл безуспешный поход на Можайск. Тогда Ольгерд отправил брата Кориата в Золотую Орду к хану Джанибеку с просьбой послать войско ему на помощь. Хан, занятый в то время войной с улусом Хулагидов, выдал Кориата Симеону, что заставило Ольгерда просить мира у Московского князя. Примерно в то же время Симеон женился на дочери Александра Михайловича Тверского и даже поддержал претензии его сына Всеволода на Тверское княжение. Но уже в 1349 году Ольгерд "в противовес" Симеону женился на другой дочери Александра Ульяне, а Симеон выдал дочь, оказавшуюся его единственной наследницей из-за последующей смерти всех его сыновей, за сына Кашинского князя Василия Михайловича. Эти династические связи предопределили расклад сил в будущей московско-литовской войне 1368-1372 годов.

При его правлении в 1348 году произошло отложение Пскова от Новгорода, после чего псковичи получили право выбора своих посадников, а Псков признавал Московского князя своим главой и соглашался избирать на княжение лиц, угодных великому князю. В 1351 году Гордый продолжил борьбу с Литвой, предприняв поход на Смоленск и заставив Смоленское княжество "отложиться" от Литвы, но в 1353 этот князь-воин умер относительно молодым (36 лет) от "моровой язвы" (эпидемия чумы, или чёрная смерть). От той же болезни погибли два его малолетних сына. Московский, а затем и Владимирский престол перешёл к младшему брату Симеона, Ивану Ивановичу Красному.

Иван II Иванович Красный

По завещанию отца Ивану Ивановичу достались Звенигород, Руза и ещё 21 селение. Другая треть земель Московского княжества из завещания Ивана Калиты (основные города Можайск и Коломна) позднее также перешла Ивану Ивановичу, поскольку вместе с Симеоном в чуму умерли оба его сына. Треть младшего Ивановича Андрея (прежде всего Серпухов и Лопасня), также умершего во время чумы, перешла к его сыну Владимиру. Летом 1353 года Иван отправился в Орду, где получил от хана Джанибека ярлык на Великое княжение Владимирское. Своё прозвище "Красный" получил, по всей видимости, благодаря исключительной внешности, другие имена-прозвища этого князя - "Милостивый", "Кроткий". Период правления Ивана Красного был периодом относительного ослабления Москвы и усиления его соседей и противников. Ольгерд захватил Брянское княжество (1356) и ходил на Можайск. Рязанцы захватили Лопасню. В борьбу за Великое княжение Владимирское с Иваном вступил Нижегородско-Суздальский князь Константин, но хан сохранил ярлык за представителем Московского княжеского дома (однако, по смерти Ивана ярлык оказался в руках Дмитрия Константиновича, и наследнику Ивана Дмитрию пришлось возвращать Великое княжение силой). Произошли трения и внутри московской боярской верхушки, что привело к отъезду части бояр на службу к Рязанскому князю в 1356 году. Двум своим сыновьям Иван завещал владения, оставленные Иваном Калитой соответственно Симеону и ему. После скорой смерти младшего сына Ивана Красного владения вновь соединились под властью московского князя.

События тех лет и последующих, вплоть до XIX века, происходили во время так называемого малого ледникового периода. Его наступление было связано с замедлением течения Гольфстрима около 1300 года, и в 1310-х годах Западная Европа пережила настоящую экологическую катастрофу. Сильные дожди и необыкновенно суровые зимы привели к гибели нескольких урожаев и вымерзанию фруктовых садов в Англии, Шотландии, Франции, Германии, увеличились аномальные явления: ранние заморозки, землетрясения, ураганы. Прямым следствием этого стали участившиеся неурожаи, падёж скота, голод, рост эпидемий и чрезвычайно возросшая смертность. Русь, как и весь христианский и мусульманский мир, стала готовиться к концу света: создание Вселенной Господом продолжалось 7 дней, а день божественный равен 1000 человеческим и потому в 7000 году от сотворения мира (1492 от Р.Х.) история должна была завершиться. Относительно тёплым был лишь XVI век, затем температура снова резко снизилась. Гренландия ("Зелёная земля") покрылась ледниками, по Темзе и Дунаю катались на санках, Москва-река полгода была надёжной площадкой для ярмарок, в 1621-1669 годах замерзал пролив Босфор, а зимой 1708-1709 годов у берегов замерзало Адриатическое море. Особенно холодным выдался 1665 год.

Климатические потрясения сопровождались потрясениями социальными. В частности, в Золотой Орде началась смута или "Великая замятня", свидетельствовавшая о начале распада единого государства, правители менялись с калейдоскопической быстротой: хан Джанибек был убит в 1357 году сыном своим Бердибеком, Бердибек был убит сыном своим Кулпою, Кулпа царствовал всего пять месяцев и был убит Наврузом, Навруз был убит Хызром, Хызра через год убил его сын Тимур-ходжа, который правил всего две недели - всего на золотоордынском престоле за 20 лет сменилось более 25 ханов, и реальную власть при ханах-марионетках из рода чингизидов приобрёл Мамай, находившийся в течение всего периода "Великой замятни" на посту беклярбека (схожие функции у современного премьер-министра).
Назад...   Далее...

14.04.2020 09:43
 
`