Главная

Киевская Русь

Главная
История
Киевская Русь

Владимир
Ярослав
Мономах
Хронограф

Карта

Киевская Русь




Назад...   Далее...

Становление Руси

История России "официально" начинается с "призвания варягов", но мы посмотрим чуть раньше. Во-первых, варяги там уже присутствовали: раскопки в Гнёздово (в 12 км к западу от Смоленска) показывают наличие там большого количества скандинавов, а в низовьях Волхова скандинавские поселения появились ещё в первой половине 750-х годов (затем их начнали теснить славяне). Немалое число скандинавских погребений обнаружено и под Ярославлем: упавший там многотонный железоникелевый метеорит (возможно, именно он явился причиной резкого похолодания 535-536 годов) послужил расцвету образовавшегося возле котлована глубиной около 300 метров Тимеревского городища (само слово "тимер" у тюркских народов обозначает "железо"), которое стало крупнейшим центром торговли железом в Европе, а когда метеорит истощился, жители перебрались поближе к Волге и Которосли. Во-вторых, хотя археологи и сомневаются в самом существовании Новгорода в IX веке (самые ранние постройки там датируются 930-ми годами), в более раннем Рюриковом Городище также обнаружены следы скандинавского и западнославянского присутствия, то есть норманны уже потихоньку "переползали" из бассейна Волхова в бассейны Днепра и Волги как в более перспективные районы для грабежа местного населения. В-третьих, невозможно поверить, чтобы свободолюбивые славяне (да и любой другой народ) вдруг пошёл искать себе хозяев на стороне - таких примеров в истории просто нет. Таким образом, новгородская земля была захвачена иноземцами, а потом захватчики постепенно ассимилировались местным населением, в результате чего образовалось новое государство Русь. А летописи всегда были документом политическим, и потому там писалось лишь то, что было угодно текущей власти и перерабатывалось почти каждый раз при её смене.

Норманская гипотеза о возникновении Руси "задокументирована" в ПВЛ (повести временных лет), но она далеко не единственная: ведь роль варягов на Руси была незначительной - гораздо меньше, чем хазар, печенегов или половцев. Славянская гипотеза опирается на тот факт, что в древнейших культурных слоях артефакты почти исключительно славянского происхождения. Да, вероятно, славяне составляли значительный пласт населения, но они "не государственники", и потому должны были испытывать сильное влияние соседей с авторитарной системой управления. Скорее всего, формирование русского государства происходило не только на севере, а более сложным образом. В византийских сочинениях русов называют "скифским племенем, необузданным и жестоким". Арабские авторы также не смешивают славян и русов, которые "совершали набеги на славян на кораблях, брали славянских пленников и продавали их хазарам и булгарам. У них не было обработанных земель, и они получали пшеницу от славян". Хазарский царь Иосиф пиасал: "Я охраняю устье реки [Волги] и не пускаю русов, приходящих на кораблях. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил [в покое] на один час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада", причём в этом же документе среди данников хазарского царя упоминаются славяне. Наконец, есть свидетельства о Русском каганате, гипотетическом государственном образовании во главе с русами, хронологически предшествовавшее Киевской Руси: "Русы - громадное племя; они не подчиняются никакому царю и никакому закону. Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями, утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожжёнными, чтобы с душами мужей войти в рай. Властитель их называется Рус-каган. Среди них проживает часть славян, которые прислуживают им. Они носят шапки из шерсти с хвостами, спадающими сзади на их шеи. Они производят весьма ценные клинки и мечи, которые можно согнуть вдвое, но как только руку убирают, возвращаются в прежнее положение." Одним словом, есть версия, что Русь происходит от ираноязычных русов-аланов (роксоланов). Есть и другие версии. Но так ли уж это важно? Согласно Нестору (ПВЛ) территорию Руси населяли в древности как славянские племена (поляне, древляне, ильменские словене, полочане, дреговичи, северяне, волыняне, радимичи, вятичи, уличи, тиверцы), так и неславянские (чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, емь, литва, летьгола, зимигола, корсь, нарова, ливы, ятвяги). Вот от них от всех мы и произошли.

Огромную роль в России играли реки. По ним передвигались (и зимой, и летом), вдоль рек селились, выстраивая весь быт на реке. Реки играли роль интегрирующего фактора, вместе с тем служа естественными границами между народами. Геродот: "В Скифии нет ничего удивительного, кроме рек, её орошающих: они велики и многочисленны, почти переплетаются между собою и составляют, таким образом, по всей стране водную сеть".

А теперь посмотрим на карту. Новгород расположен в стратегически важном районе: через Волхов, Ладогу, Неву есть выход в Балтийское море, через Шелонь - выход в бассейн реки Великой, к Пскову и далее через Чудское озеро снова на Балтику, через Ловать доступны бассейны Западной Двины и Днепра, Мста ведёт к Вышнему Волочку, а от него Тверца выводит прямо к Твери, к Волге. На северо-востоке также есть множество водных путей, выходящих к Белому морю, Уральским горам или снова к Волге, но уже в районе Ярославля. Сама природа позаботилась о том, чтобы здесь возник крупный торговый центр! Ведь торговля намного выгоднее и безопаснее войны, "деньги без драки лучше драки без денег". Но мозги у захватчиков устроены иначе: даже знаменитый путь "из варяг в греки" первоначально использовался не столько для торговли, сколько для организации грабительских набегов. Новгородские "укшуйники" наводили ужас на прибрежное население вдоль Волги, а норманны, сами замечательные мореходы, ходили к берегам Европы, Гренландии, Америки отнюдь не торговать. С течением времени и до них стало доходить, что население потихоньку богатеет (климат благоприятствовал) и что чисто военные грабежи лучше заменить рэкетом (сбором дани). Однако, ещё немало веков пройдёт до осознания, что главное богатство правящей верхушки это крепкий, здоровый, рукастый холоп.

Рюрик

Согласно ПВЛ, в 862 году варяг Рюрик с двумя младшими братьями Синеусом и Трувором по приглашению местных племён (ильменских словен, кривичей, чуди и веси) были призваны на княжение: Синеус - в Белоозере, Трувор - в Изборске, а сам Рюрик - то ли в Ладоге, то ли в Новгороде. Рюрик пришёл со всем своим родом, называемым "русь". Через два года братья его благополучно умерли, остался один Рюрик, который тоже ничем не был примечателен и умер в 879 году, успев родить своего единственного сына Игоря, регентом при котором стал его воевода и, возможно, родственник Олег Вещий. Доподлинно неизвестно даже, существовал ли Рюрик вообще - в любом случае, он был нужен только мёртвый, для легитимизации банды захватчиков в глазах покорённых народов: отцом Рюрика называли такого же полулегендарного Гостомысла, а тот, якобы, ведёт род аж от императора Августа. Все эти басни, столь же нелепые, как и сказки про призвание варягов, не выдерживают даже проверки "физиологией": Гостомысл в этом случае должен был родить Рюрика приблизительно в 50-летнем возрасте (по тем временам, глубокая старость), так же как и Рюрик Игоря. Точно так же и Святослав не может быть сыном Игоря "по техническим причинам" - в эту цепочку спокойно влезают два, а то и три поколения! Так что династия Рюрика в любом случае прервалась не позже, чем на Святославе. Но что до этого правящей клике? Многочисленные "рюриковичи" ещё много столетий куролесили на Руси!

Олег Вещий

Именно Олега по прозвищу "Вещий" (вероятно, это просто перевод скандинавского имени "Хельг", что означает "святой", "обладающий даром исцеления") считают основателем Киевской Руси. Что там творилось первые 20 лет после "призвания варягов", история умалчивает, но в 882 году Олег, взяв с собой много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей - взял города Смоленск и Любеч и посадил там мужей своих. Далее по Днепру спустился к Киеву, где княжили соплеменники Рюрика, варяги Аскольд и Дир. Олег, сказавшись больным купцом, остался в ладье и послал к ним извещение, что везёт много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда Аскольд и Дир вышли из города, они были немедленно убиты. Таким образом, Олег получил без боя Смоленск и Киев, после чего смоленские кривичи и киевские поляне стали признавать его власть. Очевидно, они уже были зависимыми данниками (хазар), и им было всё равно, кто их "крышует".

После подчинения Киева начались ежегодные "подвиги": Олег покоряет древлян (883), северян (884), радимичей (885), затем снова почти 20 лет согласно летописи ничего не происходит. Под конец своего царствования Олег совершал грабительские набеги на Каспий и ходил "прибивать щит к вратам Царьграда" - иными словами, делал всё возможное, чтобы потенциальных союзников превратить во врагов (в том числе, обложил данью и сам Новгород). После смерти Олега некоторые племена (например, древлян) пришлось подчинять вторично, подчинение вятичей произошло при Святославе, а окончательное подчинение радимичей - лишь при Владимире. Наконец, его ужалила змея (эта сказка чуть не дословно повторяет скандинавскую сагу о норвежском витязе Олдуре) и он умер - то ли в 912, то ли в 922 году - и был похоронен то ли в Ладоге, то ли в Киеве. Продолжительность княжения Олега и следующего за ним Игоря составляет по 33 года, что является дополнительным аргументом в пользу того, что всё написанное в ПВЛ есть "бабушкины сказки". Объективно: после Олега Русь представляла собой узкую полоску с севера на юг, и могла быть легко разорвана в любой из трёх узловых и крайне уязвимых точек: Новгород, Смоленск и Киев.

Киев стоял на самой границе со Степью (в ту пору вокруг Киева стоял громадный дубовый лес). Как и Новгород, он был крайне выгодно расположен с точки зрения торговли: чуть выше по течению Днепр принимает две могучие реки слева и справа (Припять и Десну) и, соответственно, сюда стягивались торговые пути с севера, запада и востока. Полагают, что основателями Киева были хазары, хотя их трудно оттнести к "градостроителям". И уж никак не малочисленное племя полян могло расположить здесь город - он был бы немедленно сметён кочевниками. Легенды про Кия, Щека и Хорива тоже следует отнести к разделу "бабушкины сказки". В любом случае, Киев стал Киевом именно со времён Олега.

Важнейшую роль на протяжении веков играл Смоленск. Здесь нет крупных рек, зато сосредоточены водоразделы бассейнов Днепра, Волги (через Оку или Вазузу), Западной Двины, совсем недалеко бассейны Ловати и Великой. Земля кривичей могла бы стать "ядром Росии", однако норманнское завоевание бесповоротно раскололо их племя на три части: кривичей смоленских, полоцких (включены в состав норманнского Полоцкого княжества и стали именоваться полочанами) и изборских (вошли в состав Псковского княжества). А во времена становления Руси Смоленск "не котировался": после создания Смоленского княжества в 1054 году на смоленский стол сажали одного за другим самых младших и быстро умиравших сыновей Ярослава - Вячеслава и Игоря, которые не могли быть самостоятельными политическими фигурами, а после смерти Игоря в 1060 году в Смоленске не менее 15 лет вообще не было постоянного князя. Интересный факт: в X веке кривичи и другие племена возили к Смоленску большие долблёные лодки-однодеревки на 30-40 человек, которые затем сплавлялись по Днепру в Киев. Какие же могучие леса здесь стояли!

Игорь Старый

По Новгородской первой летописи, Олег был воеводой Игоря и занимал по отношению к нему подчинённое положение. Позже была подготовлена новая версия ПВЛ, где Олег описывался уже как родственник и опекун Игоря, причём последний, даже возмужав, продолжал повиноваться ему как старшему, и занял престол лишь после смерти Олега. В ПВЛ преемник Олега представлен князем недеятельным, вождём неотважным. Он не ходит за данью к прежде подчиненным уже племенам, не покоряет новых, дружина его бедна и робка подобно ему: "Слуги Свенельда украшены оружием и прекрасными одеждами, а мы голы". К этим чертам Игорева характера прибавлено ещё и корыстолюбие, недостойное хорошего вождя дружины, который делил всё с нею: Игорь, отпустив дружину домой, остался почти один у древлян, чтоб взятою ещё данью не делиться с дружиною. И вот этому ничтожеству Олег, "воитель смелый, мечом раздвинувший пределы богатых киевких земель" должен был отдать трон? Тот самый, за который дети воевали против отцов, братья убивали братьев, а дяди племянников? У него что, своих детей не было? Добавим сюда, что если бы Игорь был тем самым сыном Рюрика, ему было бы более 70 лет ко времени смерти (родился не позднее 873, умер в 945). Между тем, в 941-944 он сам вёл полную тягот кампанию против Византийской империи, в 945 сам руководил походом на древлян, где и был убит, а его единственный сын Святослав родился в 942 году. Аналогично, если принять на веру дату женитьбы Игоря по ПВЛ (903), Ольге было далеко за сорок или даже за пятьдесят во время рождения Святослава, если ко времени своего замужества она была совсем девочкой. Одним словом, во времена княжения Игоря на Руси происходило что-то непонятное, и столь же непонятным образом появился на свет Святослав - первый достоверно известный киевский князь со славянским именем. Возможно, вмешалась третья сила, не норманнская, и новым узурпаторам власти для легитимизации было выгодно считаться "рюриковичами".

Ольга

После смерти Игоря в силу малолетства Святослава реальная власть оказалась в руках вдовы Игоря княгини Ольги. Жестоко расправившись с древлянами, погубившими её мужа, Ольга стала править Русью до совершеннолетия Святослава, но и после этого она оставалась фактическим правителем, так как её сын большую часть времени проводил в военных походах. Это была женщина незаурядного, государственного ума - до неё таких на Руси вообще не было, да и после правителей её уровня можно пересчитать по пальцам одной руки. Именно при Ольге Русь приобретает некоторые черты государства, а не просто территории, контролируемой шайкой разбойников. Ранее формой сбора дани было "полюдье", когда князь с дружиной с ноября по апрель объезжал подданных, причём размер дани не был регламентирован: сколько найдут, столько и возьмут. Другим "государственным делом" у князей того времени была организация таких же грабительских набегов на ещё не покорённые народы. Но уже в 945 Ольга установила размеры полюдья, сроки и периодичность их уплаты. Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор - "тиун". Ольга установила систему "погостов" - центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей (затем по погостам стали строить храмы). Гениальное решение! Тем более, что реформа автоматически содействовала централизации великокняжеской власти и ослаблению власти племенных князей. При уплате налога подданные получали глиняные печати с княжеским знаком, что освобождало их от повторного сбора. Княгиня Ольга положила также начало каменному градостроительству на Руси: первыми каменными зданиями Киева стали городской дворец и загородный терем Ольги.

В 957 году Ольга отправилась в Константинополь, и тоже не с грабительским набегом, а с официальным визитом и большим посольством. Очевидно, она придавала большое значение не только дипломатии, но и религии - там она обратилась в христианство. ПВЛ и Житие украшают обстоятельства крещения историей о том, как мудрая Ольга перехитрила византийского царя. Тот, подивившись её разуму и красоте, захотел взять Ольгу в жены (ещё один штрих, доказывающий, что Игорь никакой не Рюрикович: той Ольге было бы тогда не менее шестидесяти лет!), но княгиня отвергла притязания, заметив, что не подобает христианам за язычников свататься. Тогда-то и крестили её царь с патриархом. Когда царь снова стал домогаться княгини, та указала на то, что она теперь приходится крёстной дочерью царю. Есть свидетельства, что княгиня неоднократно пыталась вразумить и сына своего, Святослава, но безуспешно.

В 1547 году Ольга причислена к лику святой равноапостольной. Такой чести удостоились ещё только 5 святых женщин в христианской истории (Мария Магдалина, первомученица Фёкла, мученица Апфия, царица Елена и просветительница Грузии Нина). И это один из редчайших случаев, когда такая канонизация была вполне заслуженной.

Святослав

В противоположность матери, Святослав не отличался большим умом: это был фактически воевода, а не властитель. Воевода, впрочем, храбрый, удачливый и даже в какой-то степени благородный: он не хотел пользоваться выгодами внезапного нападения, но всегда заранее объявлял войну народам, повелевая сказать им: "Иду на вы"! Для государственных же дел он оказался совершенно бесполезным, если не сказать хуже. И это в то время, когда Русь становилась чуть ли не единственным посредником в торговле между Востоком и странами Европы! Прямая торговля между ними была практически невозможна из-за кочевых племён, лишь крестовыми походами в XI-XII веков Европа пробила себе прямой путь на Восток. В этой ситуации военные действия могли наносить только вред. Тем более, что сам Святослав никаких материальных благ с этих грабежей не имел - очевидно, ему нравился сам процесс: "Суровою жизнию он укрепил себя для трудов воинских, не имел ни станов, ни обоза; питался кониною, мясом диких зверей и сам жарил его на углях; презирал хлад и ненастье северного климата; не знал шатра и спал под сводом неба: войлок подседельный служил ему вместо мягкого ложа, седло изголовьем. Таковы были и воины: Святослав воевал с небольшой отборной маневренной дружиной, которая позволяла делать быстрые переходы: "Он воевал, ходя легко, как барс". В те времена дружинники являлись не слугами, но вассалами князей. Дружина могла отказаться от участия в предложенном князем мероприятии, если считала его невыгодным. Хотя Ольга пыталась обратить в христианство и сына, Святослав до конца остался язычником, объясняя свой отказ именно тем, что христианин не будет пользоваться авторитетом у дружины.

Около 960 года возмужавший Святослав принял власть в свои руки - и началось... Столица волжских булгар подверглась штурму, была взята и разграблена. Затем Святослав совершил поход на Хазарский каганат, взяв штурмом его основные города: город-крепость Саркел, Семендер и столицу Итиль (возможно, с этим походом связано и утверждение Руси в Тмутаракани). Также Святослав осуществил два похода в Болгарию, где намеревался создать собственное государство со столицей в придунайской области. В 969 он объявил своей матери и боярам: "Я бы не хотел оставаться в Киеве, но предпочел бы скорее жить в Переяславце на Дунае, поскольку это центр моего царства, где собраны все богатства: золото, шелка, вино и различные фрукты из Греции, серебро и лошади из Венгрии и Богемии, меха, воск, мёд и рабы из Руси". Византия, как обычно, науськивала русов и болгар друг на друга, надеясь ослабить оба враждующих государства (и поначалу удачно), но они заключили союз и в дальнейшем сражались против Византии вместе. Это тоже не помогло, и Святослав вскоре был вынужден уносить ноги из Болгарии. На обратном пути русов поджидали пришедшие на смену разгромленных им хазар печенеги, и вскоре печенежский князь Куря пил вино из чаши, сделанной из черепа Святослава. Как говорится, "по справедливости Аз воздам". Нормализация отношений с Византией произошла лишь при Владимире I, в результате крещения Руси.

Как мы помним, предыдущие князья давали потомство в единственном экземпляре и незадолго до своей кончины, а этот в свои неполные 30 лет умудрился "настрогать" аж троих - даром что почти всё время "мотался по заграницам". И сразу же на Руси начались проблемы: с тех пор смерть киевского князя влекла за собой смертельную схватку между братьями за киевский стол, в которой сильнейший уничтожал конкурентов. Разумеется, аналогичные проблемы были и раньше, но по причёсанным летописям там была тишь, да гладь. Святослав же первый ввел обыкновение давать сыновьям уделы ещё при жизни: этот пример считается причиной многочисленных последующих бедствий России. С другой стороны, как мы помним из хроник более ранних лет, раздел державы между детьми после смерти властелина почти всегда приводил к немедленному её краху. Не исключено, что и на Руси можно было бы поставить крест, но сыновья Святослава получили возможность заранее примерить на себя роль великого князя, успели "потренироваться". Покуда отец геройствовал в походах, эти трое сидели наместниками: Ярополк - в Киеве, Олег - в Древлянской земле, а Владимир - в Новгороде. По смерти родителя они стали полновластными князьями, и тут же каждому показалось мало собственной власти, им сразу же захотелось "Единой России".

Ярополк

После смерти Святослава между его сыновьями разгорелась междоусобица за право на престол. Старший сын Ярополк стал великим киевским князем. В 977 году Ярополк разбил дружину Олега, а сам Олег погиб. Третий брат, Владимир, сведав о кончине Олега и завоевании древлянской области, устрашился Ярополкова властолюбия и благоразумно бежал "за море" к варягам. Ярополк воспользовался случаем: отправил в Новгород своих Посадников, и таким образом сделался Государем Единодержавным в России. Но Владимир собрал под свои знамёна варягов, вернулся в Новгород, сменил Посадников Ярополковых и пошёл на Киев. Ярополк был предан своим главным советником Блудом, по совету которого он согласился вести переговоры с Владимиром: "Предатель ввёл легковерного Государя своего в жилище брата, как в вертеп разбойников, и запер дверь, чтобы дружина Княжеская не могла войти за ними: там два наёмника, племени Варяжского, пронзили мечами грудь Ярополкову". Ярополк умер (вероятно, успев повторить слова Юлия Цезаря: "И ты, Блуд?"), и снова во главе Руси оказался лишь один "законный" наследник.
Назад...   Далее...

12.04.2020 15:07
 
`