Главная

Ходынка

Главная
Гражданин
Публикации
ВТО
День Победы
Побоище
Расстрел
Самозванец
Сибириада
Ходынка
Шувалов

Карта

Болотная Ходынка XXI века



Опубликовано 14 мая 2012 года

Мысль о масштабной протестной акции с отчаянным, но амбициозным названием "Марш миллионов" родилась в оппозиционных кругах сразу после выборов, отчётливо показавших, что играть даже по собственным изощрённым правилам власть отказывается. Мероприятие решили приурочить к инаугурации. Два месяца люди готовились, агитировали стремительно прозревающих сограждан, приглашали гостей из регионов и решали вопросы с их размещением, обсуждали форматы проведения акции и пытались прогнозировать её возможные итоги. Но события, произошедшие 6 мая на Болотной площади в Москве, оказались существенно драматичнее и, одновременно, плодотворнее, чем кто-то мог тогда предположить.

В этот тёплый погожий день на Якиманку вышли десятки тысяч желающих показать: "Мы есть! Нас много, и все мы хотим жить не по лжи!" Первый день "длинных" выходных, настроение солнечное. Вспомнили аналогичный марш, прошедший успешно и мирно, несмотря на сильные февральские морозы. Люди собрались почти как на праздник - нарядные, с цветами, шариками и лентами белого цвета, целыми семьями от мала до велика, дружными компаниями и поодиночке. Кто-то раздает агитки и протестную символику, кто-то с недоумением обсуждает многочисленные и беспрецедентные задержания активистов из других регионов, которым так и не удалось добраться до столицы. Совсем немногие обращают внимание на то, что, в отличие от февральской акции, движение через рамки металлодетекторов и досмотр вещей почему-то идут медленнее, чем тогда, и даже воду в пластиковых бутылках проносить категорически запрещают. Впрочем, главные сюрпризы еще впереди.

Дошедшие до Малого Каменного моста в этот день не могли скрыть изумления. Во-первых, шествие здесь упиралось в шеренгу молоденьких солдат-срочников, резко сужающую проход к Болотной площади до пары десятков метров и сворачивающую огромную толпу аккурат в ещё один (!) ряд пропускных рамок. Но ещё более ошеломляющая картина открывалась взору дальше, через 200-300 метров, за спинами первой шеренги оцепления. Большой Каменный мост по всей ширине наглухо перегорожен плотными рядами ОМОНа в полном обмундировании, за которыми не менее плотно, в 2-3 ряда, громоздятся самосвалы и автозаки. В практически остановленном потоке кто-то выдыхает: "Интересно, мост взорвут, когда мы сметём ОМОН или когда уже начнем двигать грузовики?"

По толпе, окруженной войсками с одной стороны, а с другой - рамками металлодетекторов, проносится слух, что к сцене не пропускают ни организаторов акции, ни звукоусиливающее оборудование. Ситуация близка к критической. В ответ на объявленную организаторами сидячую забастовку с требованием расширить контур оцепления согласно схеме, оговорённой с ГУ МВД, полиция требует объявить митинг закрытым из-за несоблюдения условий его проведения. И с этой минуты представители власти называют митинг несанкционированным, а присутствие на площади людей - незаконным.

Между тем, люди со стороны Якиманки продолжают подходить, невольно уплотняя толпу, уже упёршуюся в оцепление. Сидячая забастовка прекращается. Тех из организаторов, кто с трудом продрался к сцене в надежде сказать собравшимся хотя бы пару слов, стаскивают с неё и волокут в автозак. Напряжение стремительно растёт, и в одном месте под естественным напором толпы оцепление ненадолго прорывается. Не давая продыху оказавшимся снаружи, подоспевший ОМОН с небывалой жестокостью скручивает и утаскивает одних, а других заталкивает обратно, в оцепление. Из толпы летят древки флагов, куски асфальта, несколько фаеров и вроде даже "коктейль Молотова", непонятно откуда взявшиеся у тщательно досмотренной публики. Позднее участники акции будут выискивать на отснятом видео лица провокаторов, но большинство из них окажутся в масках, которые не позволяют определить, кто они и откуда появились на санкционированном мероприятии.

А сейчас, за полтора часа до официального окончания митинга, обезумевшие бойцы лупят безоружных людей резиновыми дубинками, а порой и ногами. Бегом врываясь в толпу, хватают без разбору всякого, включая стариков и женщин. Теряют в столкновениях свои чёрные каски, которые тут же летят в реку. Мечутся, забыв слова присяги, которая обязывает их защищать народ от криминала, а не наоборот. Люди пытаются обороняться, убегать, вытаскивают своих соратников из цепких лап охранителей режима. Натягивают на лицо футболки, учуяв в воздухе едкий дух слезоточивого газа, но всё равно надрывно кашляют. Кто-то старается отойти подальше от опасного места, к дальним ограждениям, спрашивает у людей в погонах, где и как покинуть площадь. Ответ обескураживает: "Никак!", где-то добавляют: "Назад ко входу только".

Ещё час или два толпа будет вытесняться войсками назад, к метро - по Якиманке и Ордынке. Люди будут вынуждены отступать под давлением нескончаемого серо-чёрного строя. Ещё час или два каждый, кто вышел на площадь в этот исторический день, будет иметь возможность наблюдать неоправданную и демонстративную жестокость властей - результат то ли истерического страха, то ли безжалостного расчёта готовящейся к инаугурации верхушки. Наблюдать, осознавая, что конфликт власти и общества перешёл в новую фазу, что реальность вокруг меняется безвозвратно. Уезжая домой на метро или в ОВД в автозаке, просыпаясь в собственной постели или на жёстких стульях в отделениях полиции, слушая рассказы очевидцев и просматривая видео, народ быстро постигает меняющиеся правила.

Что же задумывалось и что получилось? Протестующие хотели показать всему цивилизованному миру своё отношение к инаугурации нелегитимного президента в режиме мирной, ненасильственной акции. А вот власть, похоже, запланировала превратить митинг в побоище: не могут быть случайностью ни выбор места, в котором тысячи бойцов встретили шествие, ни перекрытие почти всех выходов с Болотной площади, ни количество привлеченной техники. Не случайны и репортажи федеральных СМИ, выставляющие инициаторами беспорядков "экстремистов" и "маргиналов" от оппозиции и жалеющие "бедных покалеченных стражей порядка". Устрашающий образ несогласных нужен власти, чтобы дискредитировать протест и оправдать любые свои действия необходимостью защитить "мирное население от озверевших белоленточников".

Предпринятая властью попытка силового решения лишь прибавила громкости заявлениям протестующих, привлекла к ним дополнительное внимание. А сочувствие к пострадавшим без вины укрепило уверенность оппозиции в силе и эффективности именно ненасильственного сопротивления самопровозглашенной диктатуре. Власть просчиталась. Все последующие события наглядно это демонстрируют.

28.04.2016 21:54
 
`